vicebskreg.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Витебского региона Культура

20.01.2018 11:04

70 просмотров

0 комментариев

Опера в Витебске

В начале ХХ в. здание городского театра находилось в Витебске на площади Смоленского рынка (ныне на этом месте на площади Ленина находится здание областной филармонии).

Помимо драматических спектаклей на сцене витебского театра часто ставились спектакли оперные, а также устраивались концерты местных и заезжих знаменитостей. В 1901 году в городе прошли гастроли Альмы Пауэлл (колоратурное сопрано), «примадонны Нью-Йоркской оперы», в 1902-м — Леопольда Ауэра, основателя русской скрипичной школы, и «финского соловья» Алмы Фострем (колоратурное сопрано), в 1903-м — симфонического оркестра Львовской филармонии и Надежды Агреневой-Славянской с хором и оркестром балалаечников.


План зрительного зала Витебского городского театра после реконструкции 1915 г.

1904 год открылся выступлением дуэта Пабло Сарасате (скрипка) и Маркса-Гольдшмидта (фортепиано), продолжился гастролями певицы Анастасии Вяльцевой и завершился выступлениями «Русской оперы М. Н. Бориславского». Оперная антреприза на протяжении 16 декабрьских дней представила публике 18 оперных спектаклей. Все они прошли при заполненном зале, что было очевидным свидетельством любви витеблян к оперному жанру. Еще в 1900 году Витебская городская театральная комиссия попыталась провести опрос общественного мнения, опубликовав обращение к населению города, в котором просила «всех интересующихся театральным делом сообщить, какая желательна труппа на предстоящий сезон — оперная, опереточная или драматическая». И хотя ответов комиссия так и не дождалась, предпочтение было отдано опере.

Исполнительница русских и «цыганских» романсов Анастасия Вяльцева

Опера — достаточно сложное музыкально-драматическое произведение, над условностью которого иногда позволяли себе подтрунивать даже классики русской литературы. Откройте «Войну и мир» в том месте, где Наташа Ростова приезжает из имения Отрадное в Москву, попадает в оперу и, зная, «что все это должно было представлять», не может после деревенской тишины примирить свои ощущения с «ненатуральностью» и «вычурной фальшивостью» предстающего перед ее глазами действа: «На сцене были ровные доски посередине, с боков стояли крашеные картоны, изображавшие деревья, позади было протянуто полотно на досках. В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках. Одна, очень толстая, в шелковом белом платье, сидела особо, на низкой скамеечке, к которой был приклеен сзади зеленый картон. Все они пели что-то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых в обтяжку панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом и стал петь и разводить руками.
Мужчина в обтянутых панталонах пропел один, потом пропела она. Потом оба замолкли, заиграла музыка, и мужчина стал перебирать пальцами руку девицы в белом платье, очевидно ожидая опять такта, чтобы начать свою партию вместе с нею. Они пропели вдвоем, и все в театре стали хлопать и кричать, а мужчина и женщина на сцене, которые изображали влюбленных, стали, улыбаясь и разводя руками, кланяться».
И в 1904 году, и в более позднее время билеты на спектакли в Витебске раскупались хорошо, а на открытия и закрытия оперного сезона, как правило, случались аншлаги. Тогда возле городского театра, как сообщали местные газеты, «шныряла стая барышников, предлагавшая билеты по повышенным ценам».
Гастролеры чаще всего оставались довольны приемом публики. Кооперативное товарищество оперных сценических деятелей выступало в Витебске в октябре—декабре 1906 года и сыграло на сцене городского театра 50 спектаклей, представив 23 оперы и 2 оперетты. Главный режиссер товарищества Н. Н. Боголюбов так вспоминал о гастролях в Витебске: «Получив от Театрального общества, пришедшего к нам на помощь, заимообразно необходимые средства, мы составили маршрут поездок по Западному краю и вскоре начали свои гастроли в г. Витебске. Поначалу нам повезло. Городской театр, находившийся на шумной и людной площади, ежевечерне был полон, и мы без особого труда сводили концы с концами. Есть небольшие города, публика которых горячо любит оперу, нередко предпочитая ее драме. Будучи в Витебске, я и мои товарищи постоянно испытывали искреннюю симпатию зрителей, выражающуюся, в частности, в трогательном отношении к бенефисам любимых артистов. В эти дни небольшой театрик был переполнен. Со сбора бенефицианту полагалась обычно небольшая бенефисная наценка. Кроме того, витебский полицмейстер Крылов, любивший оперу, производил среди публики сбор на подарок бенефицианту. Сумма этого своеобразного полицейского „нажима“ не превышала 50–60 рублей; артисткам подносились брошки или дешевые варшавские часики, а мужчины получали подстаканники или серебряные портсигары. <...> Дальнейшее существование нашего товарищества после гостеприимного Витебска оказалось тяжелым. В Минске, Двинске и, особенно, в Риге дела были очень плохи».
После известных событий октября 1917 года оперная жизнь в Витебске заглохла. Последние перед длительным перерывом оперные гастроли состоялись летом 1918-го. В течение трех недель в городском театре выступала труппа, сформированная в основном из артистов Петроградского театра музыкальной драмы. Ансамбль был весьма крепок и хорошо слажен, поэтому спектакли имели большой успех.
Следующее выступление оперной труппы состоялось уже в условиях военного коммунизма, лишь во второй половине 1921 года. Однако ни в печати, ни в памяти зрителей от этих гастролей не осталось ничего, кроме одного анекдотического случая, о котором написал в своих воспоминаниях композитор и дирижер Гавриил Яковлевич Юдин: «Во втором действии оперы „Демон“ на сцену, как и положено по ходу оперы, внесли „труп“ убитого Синодала. На носилках лежало нечто, прикрытое буркой, из-под которой высовывались валенки с надетыми на них галошами. Зрелище такой обуви вызвало веселое настроение у зрителей. Но когда капитальных размеров, грузная исполнительница партии Тамары с такой страстью и безысходной тоской кинулась на мертвое тело ее жениха, что носилки подломились под ее тяжестью, и безутешная княжна рухнула вместе с ними на пол, веселье в зрительном зале достигло апогея, и всеобщий шум прекратился лишь к началу ариозо Демона „Не плачь, дитя, не плачь напрасно“».
Вместе с незадачливой Тамарой, ее женихом в валенках и подломившимися носилками отошел в прошлое «золотой век» оперной сцены в Витебске.

Опубл.: Хмельницкая Л. Прогулки со старой картой. Минск, 2013. С. 56–58.

Последние новости

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
  • список комментариев пуст